Вход на сайт

To prevent automated spam submissions leave this field empty.

Вы здесь

Главная

Мосты Парфеновича. Опальный олимпийский чемпион готовит будущих победителей в провинции

Заслуженный мастер спорта СССР Владимир Парфенович до сих пор остается единственным из байдарочников, кому удалось завоевать три золотые медали на одной Олимпиаде - это случилось в 1980 году в Москве. Девять раз он выигрывал мира, из них четыре в байдарке-одиночке, в 1980-83 годах признавался лучшим спортсменом Белоруссии.

Повесить весло и вооружиться депутатским мандатом

После завершения звездной карьеры Парфенович оказался без дела - время, когда открывались все двери, быстро прошло. Позже устроился тренером, готовил кадровые резервы для своего вида спорта, а потом друзья позвали в общество «Динамо» - управлять учебно-спортивном отделом.

Image

С получением Белоруссии независимости вместе с компаньонами занялся бизнесом. Начали с рискованной авантюры с торговли МАЗами, а вообще брались за все. Постепенно сосредоточились на фармацевтической отрасли - поставляли сырье для производства медикаментов, производили медтехнику. Жизнь выходила на новый уровень.

Вскоре поступило предложение возглавить Белорусскую федерацию греблю на байдарках и каноэ. Парфеновича ввели в Национальный олимпийский комитет. В 2000 году успешный предприниматель и спортивный деятель был избран депутатом Палаты представителей, стал руководителем парламентской группы «Республика».

Но под конец каденции в 2004-м вместе с соратниками - генералом Валерием Фроловым и бизнесменом Сергеем Скребцом - «республиканцы» объявили голодовку против третьего президентского срока Александра Лукашенко и за внесение изменений в Избирательный кодекс. И это стало началом конца успешной карьеры.

За политическую и гражданскую активность Парфеновича сняли с должности председателя федерации, а накануне Олимпийского собрания исключили из состава НОК с формулировкой: «за утрату доверия».

Image

Не имея больше возможности работать в Белоруссии, экс-депутат и «разжалованный» функционер подался на заработки в Россию. Совмещал обязанности старшего тренера и помощника президента Всероссийской федерации гребли на байдарках и каноэ, а после того как привез единственное для России золото в байдарке-двойке с лондонской Олимпиады, получил назначение главным тренером национальной сборной России. Правда, уже в 2015-м уволился - разошелся во взглядах с «влиятельными людьми».

Практически сразу же поступило предложение поработать старшим тренером мужской байдарки в сборной Польши. Контракт был рассчитан до Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, и по окончании Парфенович вернулся на родину.

Белорусская гребля интереса к специалисту не проявила, и неожиданно для всех он «всплыл» в детско-юношеском центре олимпийского резерва по гребле в Мостах - главной и единственной профильной школе на Гродненщине. В интернате живут и тренируются на Немане около двух сотен подростков со всей области. Абсолютное большинство - из неблагополучных семей.

На днях три десятка байдарочников и каноистов из числа «ближнего резерва сборной» под наблюдением заслуженного тренера Белоруссии, директора центра Петра Рудевича и тренера-преподавателя Владимира Парфеновича провели сборы в Белоозерске, где оттачивали мастерство на каналах Березовской ГРЭС. Благодаря теплым стокам электростанции вода здесь не замерзает и в сильные морозы - тренировки прекращаются только тогда, когда на градусник ниже минус 15. Ибо тогда канал окутывает непроницаемый туман, а ветровки спортсменов покрываются ледовым панцирем.

Подготовить олимпийские резервы в советском челноке

Утро под массивными стенами ГРЭС встречает нулевой температурой - по словам господина Парфеновича, это «комфортные условия». Будущие олимпийцы должны непрерывно «отмахать» веслами с девяти до полудня. Задача - пройти не менее 20 километров. После обеда и небольшого отдыха тренировка продолжится до темноты. Каждый переход к базе и обратно - с пудовой лодкой на плечах.

Глядя на парней и девушек, которые в хилых лодочки спускаются на воду, невольно проникаешься уважением - фактически полгода они должны готовиться в экстремальных условиях.

Image

«Не то слово, - с улыбкой поправляет Парфенович. - Случается, что и хуже экстремальных. Думаю, нашим футболистам или хоккеистам никогда не понять тех, кто готовиться в таких условиях. Наш вид спорта прошел через такие испытания был, есть и будет. Мы всегда завоевывали золотые медали на Олимпиадах, на чемпионатах мира, и будем это делать впредь. Ведь ребята очень мужественные».

В массе своей новое поколение не может похвастаться отличным здоровьем, что констатируют и медики. Дают себя знать уход в виртуальную реальность, быстрые перекусы фастфудом и недостаток физических нагрузок. Мостовских гребцов, уверяет Парфенович, это не касается.

    Они из таких семей, где едва сводят концы с концами, никакими гаджетами они не изнеженные

«Прежде всего, это уже не совсем дети, все же им от 14 до 18 лет - второй резерв, который в будущем пойдет дальше, вплоть до сборной, - говорит тренер, наблюдая за воспитанниками. - Во-вторых, они из таких семей, где едва сводят концы с концами, никакими гаджетами они не изнеженные. В общежитии они всегда накормлены и под присмотром. В-третьих, такими условиями только закаляются. Вот чтобы их одногодки хоть пару тренировок провели вместе с нами с утра до вечера, в дождь и в снег, думаю, здоровья бы им прибавилось (смеется)».

Несмотря на стабильно высокие результаты, финансирование медалеемкого вида спорта, как говорит собеседник, хромает на обе ноги. Некоторые лодки остались еще от советских времен, а о сборе в комфортных условиях приходится только мечтать.

Image

«Тот же хоккей. Расходы на него в одном Минске превышают смету на все виды спорта вместе взятые. Поэтому нет ни хорошего инвентаря, ни лодок. Приходиться работать на том, что осталось еще с советских времен. Ну смотрите: хорошая одиночка стоит 3 тысячи евро, двойка - соответственно, дороже, четверка стоит еще больше. Поэтому бережем каждую лодочку. Зимой тренируемся совсем на стареньких, а уж как наступает сезон и приходиться выступать, то даем немного лучшие», - говорит тренер.

Поработав с национальными сборными других стран, Парфеновичу есть с чем сравнивать. Он считает, что дело имело бы намного больше плодов, если бы в Белоуссии не цвели лоббизм и келейность.

    Если не будешь работать в Мозыре, то не попадешь в сборную. Ну нельзя же так!

«Как делается в Польше? Собирается федерация, приезжают все тренеры, договариваются: ага, там и там нет байдарки. Что за вопрос? Клуб начал показывать результаты, надо помочь - как правило, оборудованием, которое прошло через национальную команду, - говорит тренер. - А что у нас? Только в одни руки! Напрямую скажу: в Мозырь, и больше никуда. И если не будешь работать в Мозыре, то не попадешь в сборную. Ну нельзя же так! По крайней мере, когда я возглавлял федерацию, такого не было. Гребля должна развиваться во всех регионах».

Поставить на мелиоратора вместо олимпийца

Огорчает специалиста и то, что даже в летний сезон простаивают современные каналы в Бресте и Заславле, в строительство которых государство вложило немалые средства - «сборники» охотнее готовятся за рубежом. При этом на мизерным финансовым пайке то же Белозерск, где, казалось бы, развитию греблю должны способствовать условия, созданные местной электростанцией.

Image

«Каналы построены и не загружены, - возмущается он. - Национальная команда в обязательном порядке должна их использовать. Почему не работают? Едут в Чехию, Испанию. Что мешает заниматься летом? Как раз тот случай, когда тренироваться не то, что можно, и нужно! Брестский и заславский каналы соответствуют международному стандарту А. Какие еще аргументы? Нет, как тем танцорам, что-то мешает».

В 2004 году, когда республиканцев обвинили в оппозиционности и лишили прав на работу, федерацию образца опального Парфеновича реформировали. Байдарку и каноэ соединили с академической греблей, а во главе поставили тогдашнего председателя Национального банка, дипломированный мелиоратора Петра Прокоповича.

    Все ждали, что Прокопович пару мешков из банка вынесет. Но так и не вынес

«Петр Петрович возглавил сразу две федерации - стал руководителем некогда отдельных, а потом объединенных видов. Все ждали, что пару мешков из банка вынесет. Но так и не вынес (смеется). Сегодня федерация помогает, хотя лишних денег нет. Вот собираюсь к минскому мэру, чтобы, наконец, реализовали обещания - восстановить базу "Красный флаг" на Комсомольском озере, где я еще с детства тренировался. Обнесли дорогим кованым забором, за деньги на который можно было бы возвести сам центр, и остановились. Все же мечтаю, что база станет память о наших тренерах, которые там работали, и которых с нами уже нет», - говорит бывший гребец.

С обеих сторон теплого канала на рассвете рассаживаются рыбаки. Помимо привычных видов рыбы, здесь живет и активно плодится экзотика здешних широт - креветка. Сейчас, правда, не сезон, охотятся на ерша.

Image

Гребцы с рыбаками сосуществуют мирно. Последние не могут удержаться, чтобы не дать начинающим пару ценных советов. Шутливо байдарочницы отвечает метким словом и заодно подначивают тренера, с которым остановились взглянуть, что в ведре: «Владимир Владимирович, неужели интервью берут?» - «Ого, так круто!», - живо реагирует девушка на тренерском помахиванье пальцем.

Как раз есть удобный повод поинтересоваться у собеседника: в курсе ли ученики о его прошлой деятельность? Впрочем, и взрослые также - в частности, удалось ли избавиться от ярлыков, навешанных властью?

    Пока не поймешь, кто ты и откуда, то и медаль не заработаешь

 «Хорошее отношение. Я же ни с кем не ссорился, только выражал свое мнению, - отвечает он. - Как воспринимал события, так и говорил. Это была моя позиция, никто мне ее не навязывал. Поэтому относятся с уважением, особенно те, кто давно меня знает. Слава богу, хватило тогда сил все выдержать, пережить ... И, в конце концов - достаточно, навоевались. Что касается учеников, конечно, о спортивных заслугах знают. О политической активности - не думаю. Что я в первую очередь им доказываю, так это чтобы они любили свою родину, были патриотами своей земли. Ведь пока не поймешь, кто ты и откуда, то и медаль не заработаешь. За деньги место на пьедестале не купишь».

Иметь надежный тыл и не сдаваться обстоятельствам

Парфенович признается, что с достоинством перенести испытания помогла верная спутница жизни жена Татьяна Трофимович, в прошлом  чемпионка СССР по художественной гимнастике. В триумфальным для своего мужа 1980-м она была в группе сопровождения факелоносцев на церемонии открытия олимпийского футбольного турнира на минском стадионе «Динамо».

Скоро исполнится 40 лет, как они вместе. Без надежного тыла пережить такую длительную осаду было бы намного сложнее, убежден он.

Image

«Я много потерял из-за того, что фактически был лишен места в Белоруссии. Было тяжело, особенно в России. В конце концов, пришлось выбирать: или семья, или работа. Я выбрал первое и не жалею. Хотя предлагали и гражданства, и материальные блага ... С Польшей легче в том смысле, что была возможность быть вместе. Таня была со мной на всех сборах, это очень помогало. Благодаря выездмм, тренировкам увидели страны разные, красивые места. Жена тоже много дала спортсменам: мы ввели гимнастические разминки, хорошо парней нагрузили. И они прекрасно поехали».

Благодаря дружеской поддержке Петра Рудевича Мосты в жизни Парфенович сначала возникли как временный приют на этапе после польской неопределенности. Но постепенно стали рассматриваться и с прицелом на более отдаленную перспективу.

Image

Вот уже 30 лет минские власти обещают снести их частный дом в районе «осужденного» Червенского рынка. Однако все ограничивается словами, - не считая того, что в результате стройки авторазвязки от прежних 12 соток остались 4. Когда застройщик заявил, что немедленно приступает к освоения земли и выплаты компенсации, решили искать варианты под Мостами, чтобы и к работе ближе, и живность какую-нибудь держать. Но случился очередной форс-мажор - инвестор исчез. А тренер-пилигрим по-прежнему проезжает 500 километров каждые выходные, чтобы побыть с семьей.

    Минск превратился в деревню, где хозяйничает достаточно примитивный контингент

«Честно говоря, просто хочется уехать, - категоричен Владимир. - К сожалению, Минск перестал быть таким, как раньше. Превратился в деревню, где хозяйничает достаточно примитивный контингент. Люди другие, никто друг другу не улыбается. Нельзя было доводить до такого, чтобы собрать в столице каждого четвертого жителя. Прикрываются экономической, трудовой миграцией. А что мешало сделать, чтобы люди оставались в деревне, чтобы имели работу, достойную жизнь? Выходит, если какие-то деньги даже вкладывали, они снова вернулись в Минск. Ну откуда столько людей, которые построили, купили свои квартиры?».

Сохранить честь и поделиться спортивным опытом

Бытовые условия в Мостах из ряда спартанских - почище того, что было в России или Польше. Небольшая служебная квартирка, символический заработок. Но, говорит собеседник, не за комфортом сюда ехал, а делиться знаниями и опытом.

«Я не за зарплату работаю. Это, во-первых, во-вторых и в-третьих, - загибает пальцы Парфенович. - А для того, чтобы дать что-то полезное детям, чтобы они использовали это в будущем. Только за честь своего вида спорта, которому посвятил всю жизнь. Нынешний заработок - как раз чтобы оплатить коммуналку. Кто в национальной команде - да, зарабатывают. Но меня туда не зовут. Да и сам не хочу. По большому счету, такая ситуация во всех детских школах. Хоккей-футбол не беру, нашу якобы "элиту", которая никогда ничего и близко не достигала. Немного оперятся - и сразу "пальцы веером". Ну что понты, если полный ноль?»

Image

На следующий год Парфенович отметит 60-летний юбилей. Говорит, что никакого бремени возраста не чувствует, для него это лишь очередная констатация календарного факта. И если так, то почему не помочь подсказкой молодым, чтобы облегчить путь к будущим победам?

    Когда работал старшим тренером в России, мои ребята выиграли золото Лондона-2012

«Друзья пригласили, я рискнул. В январе будет год, как снова работаю в Белоруссии, - говорит экс-байдарочник. - Опыт, полученный за пределами страны, неоценим. Я и до сих пор имел собственное видение концепции, но на что-то посмотрел по-новому, что-то одолжил у коллег. Когда работал старшим тренером в России, мои ребята выиграли золото Лондона-2012 в байдарке-двойке на 200 метров. Если бы меня не было, первой была бы белорусская двойка. Подготовил чемпионов мира в байдарке-четверке, про серебряные и бронзовые пьедесталы даже не говорю».

Впрочем, такие достижения если кого и поразили, то на уровне регионального центра олимпийской подготовки в Мостах. Национальная сборная Белоруссии с предложениями в адрес специалиста не выходила. Как подозревает Парфенович, там до сих пор побаиваются его неудобных вопросов. В таком случае он готов озвучить их заочно.

Image

    Нужно как можно скорее ввести ответственность в отношении тех, кто принимает или заставляет применять допинг

«Ну что вы, какая сборная? Мне там места нет, - говорит Парфенович. - куратора нашего вида спорта нынешнее состояние устраивает. Меня - нет. О чем говорить, если не поехали полной командой на последнюю Олимпиаду в Бразилию. До сих пор никто не ответил. Хочу обратиться к руководству страны: необходимо как можно скорее ввести ответственность в отношении тех, кто принимает или заставляет применять допинг. Иначе ничего не изменится, виновных нет и не будет. Пролетели мимо Рио. Кто виноват? ВАДА? Да нет, дело в нас самих, виноваты сами по полной программе..."

Наказывать за допинг, а не прикрывать ответственных

Ситуация со сборной России, которую вследствие тотального злоупотребления запрещенными препаратами не пустили на зимнюю Олимпиаду-2018 в Южную Корею, по убеждению Парфеновича, должна стать уроком и для Белоруссии. Местные атлеты все чаще попадают в эпицентр допинговых скандалов, их лишают медалей и не дают выступать на соревнованиях мирового уровня.

Белоруссия на втором месте после России по количеству отобранных олимпийских медалей.

«Где бы я ни работал, всегда говорил: ребята, не поноси свое и мое имя, не подводи свою страну. Якобы оправдали гребцов. Не совсем так. Оправдывали и Тихона, и Девятовского. За что? Не за то, что не применяли, а за то, что процедуру нарушили. Но принимали. Поэтому пусть отвечают за то, что сделано. Спорт должен быть честный. Не можете за счет способностей, не можете создать систему подготовки - не беритесь. «Химики» нам не нужны».

Image

Пытаюсь возразить, что масштабы «залета» белорусов все же несравнимы с системой, выстроенной в России - государственный размах допинговой программы под прикрытием высшего руководства и даже спецслужб констатированы на уровне Всемирного допингового агентства, Международного олимпийского комитета, независимых экспертов.

    У Ивана Тихона остался один медаль - что еще должно случиться, чтобы оценить масштабы?

«Не тот случай, чтобы меряться «масштабами», - не соглашается специалист. - Не поехали на Игры-2016 гребцы - неужели мало? Отстранены тяжелоатлеты - не тот уровень? Сколько еще нужно сигналов? У Ивана Тихона осталась одна медаль - что еще должно случиться, чтобы оценить масштабы? Я в федерации спросил врача: готовы персонально отвечать? Нет, говорит, я боюсь, не буду. Давайте, наконец, решим: кто готов рискнуть и потом за это отвечать, пусть идет в тюрьму и работает со следователями. А то уже привыкли держать за лохов, что это, мол, курятина и свинина с гормонами».

Image

У Парфеновича трое детей - Владимир, Здислав и Ксения. Младшие занимаются большим теннисом, старший сын от рождения болен церебральным параличом, живет в интернате.

Отец не раз вынужден был опровергать подозрения, что причиной такого диагноза могли стать как раз анаболики, которые в 1980-е уже были привычным явлением для большого спорта. Он уверяет, что его «стимуляторы» ограничивались витаминами и препаратами, чтобы поддерживать работу сердца - сложно выдержать сверхнагрузку только за счет физической подготовки.

Радыё Свабода

 

 

Поделись: 

Новости